Категории блога Категории блога

Артезианское вино

 Май 17, 2018    Обзор


Побывав на винодельне «Саук-Дере», ВАЛЕНТИН КОСТРОВ неожиданно записался в поклонники всего советского. Было же, говорит, время! Такую, мол, страну потеряли!

«Крымский район, посёлок Саук-Дере» – написано на каждой бутылке, сделанной здесь. «А, ещё одно крымское вино!» – понимающе кивают прочитавшее это. И совершают типичную ошибку: нет же, товарищи, читайте внимательнее! Не Крымский полуостров и не Республика Крым, а Крымский район! То есть регион в окрестностях города Крымска, что отнюдь не в Крыму, а через пролив, на Кубани.

Если вы ещё не бывали в Саук-Дере, но планируете, то вам определённо стоит поторопиться. Потому, что здесь всё меняется и в обозримом будущем поменяется радикально и необратимо – а как исторический монумент завод представляет несомненную ценность в своём первозданном виде.

Эпоха расцвета

Сказать точно, когда была основана винодельня «Саук-дере», представляется делом довольно затруднительным. Здесь считают, что начало было положено в 1926 году, но лично мне эта версия кажется спорной: был построен только цех по первичной переработке винограда, да и то не в Саук-Дере, а в соседнем селе Первенец. В Саук-Дере же, как и задолго до того, действовали каменоломни – из под земли добывали камень-ракушечник (то, во что «спеклись» за миллионы лет останки ископаемых моллюсков). Гораздо более значимой датой в истории завода является 1937-й (любопытно, что и на заводе кое-кто её считает правильной точкой отсчёта – на некоторых бутылках «Саук-Дере» так и пишут: «Год основания – 1937»). Приехал на каменоломни «непотопляемый» сталинский нарком пищевой промышленности Анастас Микоян (шутка ли – из старых революционеров, таких к тридцать седьмому едва ли не всех положили – а этот и жив, и при должности, и действует активно, без всякой оглядки – вот как это ему удавалось?). Забавно, что приехал закладывать там хранилище... консервов! В Крымске вовсю строили консервный завод, и куда-то же нужно было складировать готовую продукцию – почему бы не в шахтах? Но Микоян походил, подумал, и вдруг всё переиграл: к чёрту консервы! Марочные вина здесь выдерживать будем! (Может, кстати, в этом его секрет? Марочные вина вождь определённо любил, а вот про консервы история умалчивает.)


Саук-Дере. Начало

К стройке готовились два года, приступили в 1939-м. Оцените масштаб: нарыли почти три километра тоннелей! Причём не абы каких, широких, чтоб грузовик мог въехать. Это, навскидку, 100 тыс. тонн известняка пришлось из-под земли вытащить. В тоннах не впечатляет? ОК, посчитаем в грузовиках: десять тысяч десятитонников. Если их поставить один за другим бампер в бампер, они вытянутся на полтораста километров (покроют расстояние от Саук-Дере до Краснодара)! Если выпускать по одному грузовику каждые десять минут, то только на вывоз породы потребуется полгода! А ещё укрепление, отделка, оборудование.

В самом начале 40-х завезли на выдержку первые вина, почему-то массандровские (казалось бы, зачем? В Массандре свои подвалы же, тоже бездонные), а потом война спутала все карты. В войну штольни использовались и как госпиталь, и как бомбоубежище. Про виноделие здесь не вспоминали аж до 1949 года. Но зато когда вспомнили, то уж вернулись к вопросу с поистине имперским размахом. Так, мощности только по розливу вина составляли 160 тыс. бут. в час. Вдуматься: это же миллион бутылок за смену можно было сделать! Целый состав из двадцати пяти вагонов отгрузить! И это не считая ещё производства виноградного сока, а на сдачу – всей сопутствующей инфраструктуры (школа, детский сад, клуб, магазин и т. п.).



С начала 1950-х в винных подвалах начинает закладываться коллекция. Примерно тысяча каз (ниш для хранения – таких шкафов, выдолбленных прямо в известковой породе). Сюда свозят лучшие вина и коньяки со всей территории СССР, для каждого своя ниша.

Параллельно закладываются виноградники, к началу 1970-х их у предприятия уже тысяча гектар. А в тоннелях устанавливают около 400 бутов и ещё столько же эмалированных цистерн для выдержки марочных вин. С цистернами вам, думаю, всё понятно, а вот на слове бут вы могли споткнуться – что это?! Рассказываю: это дубовая бочка, заваленная на бок. Вроде бы обычная такая бочка, необычайный лишь её объём: в бут помещается до 16 000 литров. Шестнадцать тысяч литров! Это целая фура вина! Нормальная такая бочка, да?

В общем, в своей наивысшей точке (80-е) «Саук-Дере» было предприятием полного цикла (от сырья до готовой продукции – всё производилось здесь) со штатом в 1200 человек и годовым производством в 30 миллионов бутылок.

Эпоха упадка

Распад на «Саук-Дере» начался даже раньше, чем по всей стране. Но по воле (или глупости – как вам будет угодно) всё того же человека. Да-да, всё началось с антиалкогольной кампании М.С.Горбачёва, во второй половине восьмидесятых. Виноградники здесь даже не вырубали – многие бросали, и сегодня, на подъезде к заводу, можно наблюдать эти бесконечные площади сухостоя. Жуткое зрелище. Прям брошенная планета.


Хворост, торчащий из-под земли – всё, что осталось от виноградников Саук-Дере советской эпохи

В девяностые предприятие отошло в краевую собственность. На вопрос, как обстояли его дела в этот период, мои собеседники только пожимали плечами, но их молчание было много красноречивей слов. Вспоминать этот период никто не хочет, да и пожалуй, что ни к чему – достаточно сказать, чем он закончился. Все нулевые КГУП «Саук-Дере» находилось под процедурой банкротства, которая завершилась к 2007 году, когда завод приобрела другая винодельческая компания – «Мысхако».


Коллекция, на которую можно только смотреть – иные варианты использования не предусмотрены

Оказалось, что банкротство – болезнь заразная. Немногим спустя под него попала и «Мысхако», а принадлежащее ей имущество было выставлено на торги – в том числе и «Саук-Дере».

Что чувствуешь, когда попадаешь на «Саук-Дере»? О, это чувство легко распознать, оно, если говорить в винодельческих терминах, некупажированное, моносортовое. Это чистая, беспримесная ЯРОСТЬ. Когда видишь эти исполинские буты, которые давно рассохлись и никогда уже не смогут принять в себя вино. Видишь коллекцию, которая наполовину давным-давно погибла (ну не живут сухие вина по тридцать лет!), а вторая половина её никогда не будет использована (бутылки без акцизных марок – такими, к сожалению, торговать нельзя, исключено). Видишь, что от без малого 1000 гектар виноградников осталась только седьмая часть. И когда понимаешь, что великая и страшная эпоха, оплаченная потом, кровью и жизнями миллионов людей, ушла в никуда. Ни за грош.


Знаменитые буты. Пришедшие, увы, в упадок навсегда

Эпоха возрождения

В 2015 «Саук-Дере» приобрела семья Михаила Николаева (владельцы «Лефкадии»). И рискну предположить, что ими овладели те же сильные чувства, что и мной. По крайней мере это объясняло бы ту энергию, с которой новые владельцы принялись инвестировать в восстановление предприятия. Здесь сейчас всё стремительно меняется: ставятся новые и восстанавливаются прежние ёмкости для хранения (металлические; буты, к сожалению, погибли безвозвратно – их разбирают и переделывают... в садовую мебель!). Устанавливают новое оборудование: новый цех по подготовке вина, новые линии розлива.


Отреставрированные эмалированные ёмкости. Внимание на левый край: это винопровод, по которому вино из подвалов подаётся наверх!

– Мы не то что первое, но на данный момент (конец апреля – прим. автора) вообще единственное в отрасли предприятие, внедрившее ЕГАИС 3.0! – с гордостью говорит директор «Саук-Дере» Диана Башмур. И здесь и правда есть, чем гордиться, поясню для непосвящённых: ЕГАИС 3.0, который будет запущен с первого июля с.г., предполагает поштучный учёт всего товара, то есть, вы обязаны знать, в каком ряду и в какой коробке у вас лежит конкретная бутылка. Достигается это тотальной маркировкой упаковки (коробок, транспортных паллет) и строгим учётом всего этого хозяйства в компьютерных базах данных. На словах легко – на деле вся отрасль ломает голову, как это всё наладить, и пока мало у кого получилось.

Меня лично сильно впечатлил «винопровод» – оригинальный способ подачи вина из подвалов наверх. На «Саук-Дере» установлена целая система труб, благодаря которой вино не нужно возить или переносить – под давлением оно идёт по трубам наверх, прямо на линию розлива. Когда смотришь на эту систему из цеха розлива, возникает ощущение, что вино бьёт прямо из-под земли, как будто мы наткнулись на винное месторождение. Пробурили скважину артезанскую, а вместо воды из неё хлынуло вино – такой вполне новозаветный сюжет.


Типичный для Саук-Дере срез земли: под небольшим слоем почвы сразу начинается известняк, благодаря которому местные вина насыщены минералами

Поскольку «Саук-Дере» входит в группу компаний «Долина Лефкадия», то, вполне естественно, здесь разливаются вина не только под собственным брендом, но и вина Ликурия, Лефкадия. В голову приходит оригинальная, как мне кажется, идея, как ещё увеличить производственный портфель, немедленно ею делюсь:

– У вас же идеальные условия для вызревания вин в подвалах! Почему не предлагать это как услугу? Завозите вина со всех виноделен и выдерживаете. Не думали об этом?

Госпожа Башмур смотрит на меня с вежливой улыбкой и некоторым интересом: мол, бывают же на свете чудаки! После небольшой паузы отвечает:

– Конечно же, думали. Мы вообще внимательно изучаем все варианты развития. Но, будучи алкогольным предприятием, мы, увы, сильно ограничены действующим законодательством. Взять чужое вино на выдержку? Это просто невозможно, по закону, мы им можем только владеть, то есть его пришлось бы выкупать. Входит в противоречие с нашей основной задачей: нам, напротив, вино необходимо продавать.


Из известняка (того самого ракушечника, что с незапамятных времён извлекают из местных штолен) сделано едва ли не всё в округе – здания, ограждения и т.п.

Это, конечно, ключевая задача для всех без исключения виноделов. И мне кажется, что на «Саук-Дере» с ней справятся, по крайней мере те шаги, которые делает нынешняя управленческая команда, внушают сдержанный оптимизм. Ключ к успеху: адекватное предложение, читай, адекватные вина за адекватные деньги. За адекватность вин здесь отвечает Роман Неборский, ставший уже своего рода гуру российского виноделия. А с ценами здесь тоже всё в полном порядке – недорогие вина «Саук-Дере» продаются в моей любимой нише «за триста рэ», и в этой ценовой категории они очень хороши, мало кто может с ними соперничать. Необязательно верить мне на слово – просто попробуйте «Васильковый цвет» хотя бы, про который я уже писал, и писал с искренним восторгом. Но есть и более сложные вина, вот вам выдержанные в дубе Каберне и Шардоне, за 500 рублей – великолепная цена для вин такого уровня. А фантастический айсвайн из Рислинга (да! Здесь делают айсвайн, да ещё какой, закачаешься!) за тысячу с небольшим? Не найти же айсвайн за такие деньги, а у «Саук-Дере» вот есть. В общем, всё в порядке у предприятия с предложением, и рынок этого просто не сможет не заметить, успех здесь едва ли не предопределён.

А на «Саук-Дере», если всё же подумываете заехать – отправляйтесь прямо сейчас. Монументом эпохи ему оставаться совсем недолго – думаю, каких-то пару лет, и предприятие полностью преобразится. Что, согласитесь, к лучшему.

Все о русских винах
Чрезмерное употребление алкоголя вредит вашему здоровью