Культурная революция


В 1980-е фраза «Вино завезли!» означала только одно – в винном магазине случилась поставка... водки! Родившимся во времена более поздние этого не вместить. Ну, да им много чего из той эпохи не понять. «И переждать не сможешь ты двух человек у автомата...» – дорогие тридцатилетние, о чём идёт речь? Пока вы размышляете, вернёмся к нашей основной теме.

В 1990-е дорогие россияне получили долгожданную свободу. Свободу выбора алкоголя вообще и вина в частности. Легендарные очереди в советские винные магазины сменились эрой изобилия, когда спиртное продавалось в каждом ларьке, а самих ларьков (или, как их ещё называли, «комков» -- производное от «коммерческий киоск») было не в пример больше, чем сейчас, счёт шёл на десятки тысяч. Спирт «Рояль», на пару лет заменивший водку (его разводили с водой до 40%, а самые искушённые ещё и настаивали – на зверобое, мяте, апельсиновых корках и т.п.). Загадочные ликёры и виски с обязательным, таким подкупающим экологическим знаком Der Grune Punkt. Ну и многообразие вин, само собой – с яркими кричащими этикетками. Россия, Молдавия, Грузия, первый импорт. Много бардака (то, чем памятны нам девяностые), как прямое следствие – много левака. Ну не нужно быть Пинкертоном, чтобы догадаться, что такого количества «Хванчкары», чтобы она поместилась во всех комках и на всех рынках, в Грузии просто физически не могут произвести. Вот случай – рассказываю как анекдот, но мне его передавали как имевший место в действительности: один новообращённый коммерсант торговал недорогой (и не вполне настоящей) «Хванчкарой». Брали плохо, причём именно из-за цены: эээ, ну это точно подделка, «Хванчкара» столько стоить не может! Что же сделал торговец? Правильно, просто поднял цену. Товар тут же стали брать в лёт, приговаривая: вот, теперь всё ОК! Видно, что не контрафакт!

В нулевые винный рынок потихоньку стали приводить в порядок. И госрегулирование появилось – акцизные марки, ЕГАИС, особо не забалуешь,– и разнообразные союзы виноделов, которые пытались выработать какие-то правила игры. Но, главное, нашлось немало людей, готовых играть вдолгую – вкладываться в производство и виноградники, рассчитывая на прибыли когда-нибудь потом. Скорее всего, прибылей пришлось бы ждать гораздо дольше, если бы не большие потрясения – парадоксально, но они пошли на пользу отечественному виноделию. Потрясение первое – 2006 год, введение ЕГАИС и одновременно с этим запрет на товар из Молдавии и Грузии. Не на ввоз товара из этих стран, а на весь товар – включая тот, что уже находился в России. Неудивительно, что на продукцию российского производства немедленно возник ураганный спрос, изрядно отрасль укрепивший.

Второе «не было бы счастья, да несчастье помогло» случилось совсем недавно, в 2014-м – после двукратной девальвации рубля российские вина сильно выиграли в цене у своих зарубежных конкурентов. Причём если раньше они могли конкурировать только с самыми дешёвыми винами, то сейчас – уже и с дорогими. Десять с лишним лет развития дали свои плоды. Игра вдолгую оказалась сыграна много быстрее, чем рассчитывали самые оптимистичные из игроков. И сегодня счёт хозяйствам идёт на десятки, а производимым ими винам – на сотни и тысячи.

То есть, налицо тихая и незаметная революция: за полтора десятка лет, по сути на пустом месте, возникла полноценная, совершенно конкурентоспособная отрасль. Революция культурная – не в том смысле, что никого не убили, просто это действительно сдвиг в культуре потребления. В начале нулевых российское вино недалеко ушло по восприятию от российского автопрома – если последний, по общепризнанному мнению, производил «вёдра с гайками», то результат работы виноделов большинство принимало за «шмурдяк» (очень плохое вино или даже не совсем вино). Сегодня даже лютые винные «русофобы» (которые, кстати сказать, по большей части переписались в русофилы) признают, что в России есть сильные вина, и сильные весьма. Ну а как это опровергнуть? Золото Mundus Vini у «Ведерникова», к примеру? Правильно, никак.

Но здесь возникают свои издержки – бурного развития. Когда картина так быстро меняется, мало кому удаётся за ней уследить. Что и где делают, чем Красностоп Золотовский отличается от Красностопа Анапского, что подтверждает надпись «вино географического наименования» и в чём разница с «географическим указанием»? В информационном плане здесь предстоит ещё горы свернуть. Krasnostop.ru, в меру своих сил, именно этим и занимается. Систематизировать информацию о винах, местах их производства, а также продажи – вот наша скромная задача. Мы ещё даже не на середине пути, но дорогу осилит идущий. Мы надеемся стать своего рода спутниковой картой, которая позволит ориентироваться во всём этом сложном лабиринте. Насколько справимся, судить вам.

18+

Узнайте всё о русских винах

Информационный сайт о российском виноделии

Осуществив вход на сайт вы подтверждаете свое совершеннолетие, соглашаетесь с политикой обработки персональных данных, принимаете условия пользовательского соглашения.